logo

НОВОСТИ
10 декабря 2013 исполняется 24 года со Дня выпуска
ПЕРВОГО РУССКОГО КОМПАКТ-ДИСКА.


Виктор Кузин
ПЕРВЫЙ РУССКИЙ КОМПАКТ-ДИСК
/перепечатка статьи или ее частей без указания автора и www.rarity.ru запрещается/

История выпуска.

Вступление.

Молодым, родившимся в 80-е и 90-е, трудно себе представить жизнь без компакт-дисков, CD-плееров, компьютеров. Однако, всего 20 лет тому назад практически очень малая часть населения пользовалась всем этим. "Горбушка" до 1989 года представляла из себя один зал в правом крыле ДК. Там стояло три десятка столиков, и в основном торговали-менялись виниловыми грампластинками. Та "цепная" реакция, когда продавцы и покупатели заполнили сначала площадь перед ДК, затем все аллеи парка, произошла всего за 2-3 года. Вот об этих первых годах пришествия компакт-дисков в нашу страну тоже пойдет речь в этих записках.

Часть I.
"Трудно молчать,
когда тебя не спрашивают"
М.Генин

10 декабря 2010 исполнилось 20 лет со Дня выпуска ПЕРВОГО РУССКОГО КОМПАКТ-ДИСКА. Первое в СССР производство компакт-дисков было организовано на Московском опытном заводе "Грамзапись", входящим в состав Всесоюзной Фирмы Грампластинок "Мелодия". Мне довелось участвовать в этом проекте, как на стадиях подготовки и монтажа, так и в качестве начальника производства в первые 1,5 года. Проработка контракта, подготовительные работы по реконструкции помещений и коммуникаций начались в 1988 г. Было выделено более 11 млн. $. От ВФГ "Мелодия" контрактом занимался отличный специалист Вадим Васильевич Смирнов. К сожалению, в те времена (да, пожалуй, нередко и сейчас) решения принимают не специалисты, а "большие люди", руководствуясь не технико-экономическими показателями, а соображениями другого порядка. В качестве технологической схемы была выбрана технология "чистых" комнат, хотя в те годы уже появились первые монолайны, внедрение которых оказалось значительно проще и дешевле. Под производство был выделен 3-х этажный корпус завода общей площадью более 2000 кв.м. ЦНИИСК им. Кучеренко были проведены замеры на вибрации, поскольку рядом проходила линия метро, замеры прочности перекрытий. Бригада инженеров завода под руководством Владимира Федорова и моим осуществила вывод имеющегося оборудования, удаление внутренних стен, подготовку фундаментов под оборудование на участках мастеринга, воздухо- и водоподготовки.

В течении мая-августа 1989 года более 20 будущих работников нового производства (уникальный случай для тех времен) прошли подготовку на предприятиях Германии и Швеции. С августа 1989 специалисты из Германии, Швеции, Голландии начали установку "чистых" комнат, оборудования мастеринга (1 этаж), репликации и упаковки (2 этаж), оборудования для подготовки воздуха и воды (3 этаж). В ноябре проводились наладочные работы отдельных видов оборудования ( литье, металлизация, лакировка, шелкография, контрольное и др.) В декабре на этом оборудовании были выпущены первые 10 наименований компакт-дисков с записями классической музыки (тиражи 1000-5000 экз.) Производство этих дисков явилось и тестовыми приемо-сдаточными испытаниями. Официально Первым (THE FIRST RUSSIAN PRODUCED COMPACT DISC) был объявлен CD "Иван Грозный - Стихира" Родиона Щедрина SUCD 10-00007.
Фактически, Первым Русским Компакт-Диском стал внекаталожный диск, отлитый с матрицы, привезенной шведскими специалистами с CD-Plant, Мальме. Этот диск был сделан тиражом всего 180 штук. На диске - песни шведской группы "Roxette", а на инлее под словами "We made it" расписались все кто на последнем этапе участвовал в этом проекте (русские, шведы, немцы). Половина дисков была взята иностранными специалистами, половина досталась специалистам завода и фирмы "Мелодия". Как начальник производства, несколько таких дисков я оставил себе. Один из этих дисков всегда висел в моем кабинете, где бы я ни работал.
Первые диски "Мелодии", протестированные во Франции и Германии, получили достаточно высокие оценки за качество записи и репликации, но посредственные оценки в части художественного оформления. Через 3-4 года качество самих дисков ухудшилось, художественное оформление все эти годы оставалось на весьма среднем уровне. Оборудование на заводе физически и морально старело, производство окончательно развалилось. К счастью мне не довелось это увидеть самому, в 1991 году я ушел из "Мелодии". В конце 90 - х производства CD стали плодиться, как кролики. Сейчас только легальных лицензированных насчитывается несколько десятков. Некоторые из них довелось консультировать мне. Кроме того, с 1995 г. появились первые дупликаторы для тиражирования CD-R. Стали реальностью малые тиражи, вплоть до одной штуки. В настоящее время CD-R уверенно заняли свою нишу в этом бизнесе.

За 1990-1991 гг. было выпущено большое количество (более 150 наименований) компакт-дисков в основном классического репертуара, но появились первые эстрадные, джаз- и рок-диски (Кобзон, Пугачева, "Алиса", Алексей Козлов и др.). Интересна история выпуска диска Александра Ситковецкого "Зелло". С согласия Гендиректора "Мелодии" В.В.Сухорадо, Саша появился на заводе в январе за несколько дней до начала MIDEM, где он собирался показать свою фонограмму. В те времена на полное прохождение заказа от фонограммы и макета буклета до выпуска CD затрачивалось не меньше 20-30 дней. А на предварительное утверждение Худсоветом и Тиражной комиссией "Мелодии" вообще уходило несколько месяцев. Но тут случай был особый. Я собрал всех начальников участков и сказал: "Нужно быстро сделать хорошее дело для хорошего человека". Не было даже и разговора о каких-то дополнительных вознаграждениях, ребята взялись за работу с энтузиазмом и через 3 дня три тысячи дисков были готовы. Конечно, в наши дни эти сроки может и не удивят (пираты вообще работают сверхбыстро), но для времен СССР это был абсолютный рекорд.
Далее записки приобретут более субъективный характер, поэтому я хотел бы отделить эту часть от предыдущей и назвать ее:

Часть II.
Байки про Первый Русский CD.
"Если Вы думаете, что в прошлом
уже ничего нельзя изменить, значит,
Вы еще не начали писать свои мемуары"
Т.Галин

Кто-то остроумно заметил, что сначала забываешь имена, потом забываешь лица, потом забываешь застегивать ширинку, потом забываешь расстегивать ширинку. Поскольку я медленно, но верно подбираюсь к первым двум стадиям (слава Богу до третьей и четвертой надеюсь еще далеко), следует хотя бы для себя самого вспомнить людей и ситуации тех лет...
1. Пожалуй, для начала расскажу о неприглядном периоде деятельности Московского опытного завода Грамзапись" - о пиратстве, слегка замаскированном и практически открытом. Впрочем в 90-х годах вся страна стояла не на ногах, а на голове и даже на ушах: дележ нефти, газа, банков, "МММ", "Чара", "Тибет" - об этом Вы и без меня знаете. Начало этого процесса я застал будучи начальником производства компакт-дисков: на завод пришел Александр Белявцев - журналист, предприниматель, а главное - знаток и любитель рок-музыки. Он обладал внутренней энергетикой, напором и даром убеждения. Так он всех убеждал, что выпуск на CD любых изданий до 1973 года (т.е. года подписания СССР договора об охране авторских прав) не является пиратским, особенно, если это представляет собой компиляцию из нескольких дисков.
К чести Саши, он делал действительно неплохие подборки, привлекал художников для оформления буклетов. За несколько месяцев в конце 1990 и начале 1991 года по его заказам вышли диски: "Rock'N'Roll. Greatest Hits", "Creedence", "Shocking Blue". Хотя мы с Александром были в хороших отношениях, я все же испытывал определенные сомнения в законности такой деятельности. Я решил проконсультироваться с моими шведскими друзьями и получил категорический ответ: "Этого делать нельзя".
В апреле 1991 года я ушел с завода. Мне не хотелось участвовать в этом. К тому же я получил интересное предложение по созданию нового производства.
А на МОЗ "Г" уже шла рутинная работа... Вслед за Белявцевым на завод ринулся отряд деятелей, почуявших "золотую жилу". Эти уже ничего не стеснялись. Прикрывались явно несостоятельными бумажками из РАО и использовали "неотразимые аргументы" для руководства завода. Так что Белявцев был в сравнении с этими "новыми" пионером, попавшим в банду Квакина. Эти не удосуживались даже убирать штрих-коды (США,Франция) с буклетов и надписи на самом диске. Со всех дисков смотрели надписи "Made in W-Germany", "Made in UK". На самом деле все это было MADE IN завод "Грамзапись".
Конечно, это не могло не видеть руководство завода и "Мелодии", РАО, торговля, но всех все устраивало, что именно - можно не продолжать.
Каждую неделю, в субботу, на Горбушке появлялось несколько десятков новых изданий. Издали практически все, появились чисто российские "изюминки": два диска в одном.
Потом сюда же влился поток пиратских дисков из Болгарии, Китая, а затем и из Украины. Причем китайская продукция была ужасна, как по качеству звучания, так и по оформлению. Мой знакомый, вернувшийся из Пекина, позвонил мне и сообщил: привез 3 кг дисков. Я сначала не понял, но он мне объяснил: на рынке диски продаются на вес - 60 дисков на шпинделе, это и есть 1 кг. До такого даже на "Горбушке" не дошли, да и качеством, в сравнении с Китаем, гордились. Хотя и тогда, да зачастую и сейчас, то, что гордо называется booklet представляет собой квадратик бумаги с нечеткой, примитивной печатью, а inlay - такой же невзрачной бумажкой с перекошенными корешками.
Конечно, это относится не ко всем; в последние годы появились очень интересные упаковки, например, digipack, мы предложили деревянные коробки - шкатулки с росписью (например, под хохлому) или с восковым покрытием и приклеенной плакеткой.
В последние годы я не особенно интересовался проблемами "контрафактной" продукции, но достаточно заехать на новую "Горбушку", чтобы убедиться - изменения незначительны. Пресечь это, наверное, не составило бы труда, но скольких людей это лишило бы работы и доходов (изготовителей, продавцов, тех же контролирующих органов).
2. Давайте все же вернемся в 1989 год, да и о грустном - достаточно. Два фрагмента взяты из моих записок "Байки от Мелодии", выходивших на компакт-диске в исполнении Всеволода Абдулова малым тиражом только для моих друзей.
Есть один глупый анекдот. Гарри выкрасил своей кобыле ноги в зеленый цвет. Друзья - ковбои спрашивают: "Гарри, зачем?"
- А вот я приеду в салун, найду Мери - она спросит: "Почему у твоей кобылы ноги зеленые?", а я в ответ: "Кстати пойдем перепихнемся!"
А когда Гарри подъехал к салуну, вышла Мери со словами:
- Давай перепихнемся, ковбой!….Да, кстати, почему у твоей кобылы ноги зеленые?"
К чему это все надеюсь поймете: в этот понедельник - не знаю, как у Валерия Васильевича Сухорадо - Генерального директора "Мелодии", а у меня голова болела по разным причинам. Производство компакт-дисков началось, наши наставники - шведы и немцы, разъехались, и на меня, как на начальника этого хозяйства, навалилась масса проблем. И именно в понедельник мои ребята меня "порадовали": на пятитысячном тираже какого-то диска на этикетке из двух завитушек - синей и белой - по которым черным писалось содержание программы, забыли напечатать белую. Слева одиноко маячила синяя. Тираж на выброс? Предстояло неприятное объяснение с директором завода. Я махнул пятьдесят грамм и тут, как и положено, меня осенило: надо ехать к Сухорадо и убеждать его что новая этикетка лучше утвержденной. По дороге в Управление я наворотил целую кучу обоснований. Здесь были и консультации с друзьями-дизайнерами, и ссылки на моду на асимметричные построения и много-много всего еще. Самым последним, и как мне казалось, самым малоубедительным было то, что требуется меньше краски. Приблизившись к столу Генерального, я молча выложил на стол два диска: с утвержденной этикеткой и с нашим браком. Валерий Васильевич с минуту разглядывал, потом усмехнулся: "Это же экономия краски! Да и не так аляписто. Молодцы!" Не знаю как Сухорадо, а я в тот день выпил еще, и не пятьдесят. Победителей не судят. Label на дисках "Мелодии" на несколько лет приобрел именно такой вид!
Еще один эпизод, относящийся к подготовке завода к новой продукции:
Завод до этого выпускал виниловые грампластинки. Само собой часть продукции выносилась с завода. Обычно на животе. Один из прессовщиков мне признавался: "когда я выхожу без десятка пластинок на пузе, у меня ощущение, что я иду без штанов". Правда во время дежурства охранника дяди Коли, многие не рисковали с выносом, потому что он, душевно улыбаясь, стучал ладошкой в грудь проходящему "как дела, мил человек?", и затем по спине со словами "ну, иди, отдыхай" (некоторые выносили пластинки на спине).
Руководство завода поручило мне прочесть лекцию работающим в цехах. Я начал сообщение тем, что компакт-диск, это - "носитель информации диаметром 120 миллиметров". Слушающие особо не реагировали. Тогда я достал живой диск - маленький блестящий кругляшок. Вот это вызвало явное оживление. Присутствующие хлопали себя ладонями по груди и животу, пытаясь определить - сколько же дисков там можно будет разместить. Новая продукция вызвала всеобщее одобрение - вынести за один раз можно было много!
Но их надеждам не суждено было сбыться. На новое производство были набраны молодые способные инженеры, в основном из оборонной промышленности. Все они проходили тесты не только на знания, но и на умение работать в команде.

Часть III.
Никто не забыт, ничто не забыто...
"Какое время было, блин!
Какие люди были, что ты!
О них не сложено былин,
Зато остались анекдоты"
И.Иртеньев

Основные фирмы - поставщики оборудования и участники монтажа:
ANCLA /Германия/

KRANTZ /Германия/

TOOLEX ALPHA /Швеция/

CD PLANT /Швеция, Мальме/

ODME /Голландия/
ILLZEMANN /Германия/
SICK /Германия/
BALZERS /Швейцария/
GLOBAL MACHINERY /Япония/

Ведущие специалисты (иностранные) Ведущие специалисты (СССР)
Ширш Фолькер - президент ANCLA Смирнов Вадим
Рейдхав Бьорн Кичапин Евгений
Сернеруп Йорген Жигулин Владимир
Льюнгкрантц Дэниэль Граменицкий Сергей
Рат Ханс Йохан Федоров Владимир
Деккер Клаус
Исаков Владимир
Корягин Алексей
Асланян Артур

Июнь 1989 года, CD-Plant, Мальмё
Мы обучаемся, старт уже близок.


"Годы пролетят быстро, но мало не покажется!".
Виктор Кузин - 20 лет тому назад (худой и загорелый, шустрый и веселый)
и сейчас (совсем седой и бледный, спокойный и серьезный).
Тогда хотелось держать в руках что-то изящное и необычное,
например, палочки в японском ресторане.
А сегодня захотелось взять в руки простую кувалду,
с которой, собственно, началось создание нового производства.
Ощущение, что она стала значительно тяжелее.